Воскресенье, 17.12.2017, 10:07
Приветствую Вас Гость | RSS
Журнал для современной девущки
Главная » 2010 » Март » 18 » Девичья память: дневники школьниц
21:13
Девичья память: дневники школьниц

Сериал «Школа» сделал свое дело: разговоры о подростках, их чистоте и безнравственности, недоразвитости и раннем взрослении не утихают ни на минуту. Чтобы узнать, что творится по ту сторону баррикад и так ли современные подростки отличаются от их предшественников, БГ собрал дневники девочек, учившихся в школах в 1960-2000-х годах



Текст: Анна Красильщик
Ключевые слова: дневник
Опубликовано в № 4 (249)



фотографии: Зарина Кодзаева, Владимир Феничев

Дневник Ани Маргулис, 14 лет, 1995 год



Крупнее

1969

Алена Орловская, 14 лет 

1 апреля 1969 года

Раньше я никогда не вела дневник. Сейчас я больше не могу так жить, никому не говоря ни слова. Мне надоело все таить в себе. Так легче разобраться в своих мыслях. А их очень много. Уже второй день со мной творится что-то странное.

3 апреля

Я была очень огорчена… ну не ссорой, но все-таки размолвкой с Васей. Он просил меня о невозможном: поговорить по телефону с Димой Великим. Я его презираю и разговаривать с ним не буду никогда. Это не просто упрямство. У меня еще осталось немного самолюбия.

После моего отказа Вася очень холодно со мной попрощался. Было очень обидно и грустно. Но потом это прошло, так как он мне позвонил, и теперь меня стало мучить другое. Великий хочет встретиться с Монаховой. Мне противно.

И потом, я так люблю Васю, что не могу терпеть всего этого. Раньше я была в полной уверенности, что мое отношение к нему взаимно. Иначе зачем же он все крутил: приглашал меня в кино, просто гулять, бывал у меня дома… В последний день третьей четверти он написал мне письмо, в котором говорилось, что ему надо серьезно поговорить со мной.

Разговор оказался очень странным. Он спросил меня, догадываюсь ли я, о чем будет разговор. Я пожала плечами и сказала, что у меня есть четыре предположения. Хотя было только два. Он стал допытываться, какие. Но как я могла сказать? Он сказал, что, если он задаст вопрос и получит положительный ответ, он провалится от стыда. Мы расстались, так ни о чем и не договорились. Я шла и чуть не ревела. Было очень, очень обидно. Родители даже подумали, что я заболела.

Его отношение ко мне совсем разное. И тут у меня начали возникать подозрения. Дело вот в чем. Сейчас во время всех разговоров о Великом я начинаю думать, что Вася такой же, как и Дима. Это просто ужасно, хуже быть не может. С таки­ми наклонностями он просто не может любить меня. Очень горько, но приходится мириться. Даже слезы из глаз текут. Если бы у меня была сила воли, я бы кончила все эти телефонные разговоры и встречи. Ведь у меня еще остался кусочек самолюбия (ехидно). Как поступить — ума не приложу. Все получается ой как нехорошо. Ведь были дни, когда я чувствовала себя такой счастливой.

И посоветоваться не с кем. В моем ­распоряжении только одна голова с крошечным мозгом и книги. Но книгами, я не знаю, можно воспользоваться или нет.

Сейчас Ирина Архиповна звала меня обедать, и надо идти. Недавно я заве­ла с ней разговор о самоубийстве. В примитивной форме я пожаловалась ей на жизнь. Бедная старушка очень испугалась. Оказалось, что она не спала всю ночь и все боялась, что я повешусь. У нее племянница повесилась в моем возрасте. Маме она обо всем рассказала и сказала, чтобы она за мной следила. Она предполагает, что я читаю Есенина и он наводит на меня смуту.

4 апреля 

Конечно, я так и знала. Настроение у меня великолепное. Мы с ним вчера разговаривали по телефону четыре раза. В общей сложности часа полтора.

Я так рада, просто счастлива. Вчера вечером мы ходили на концерт в школу. Играли пианисты Юрий Слесарев и Татьяна Рубина. Слесарев мне очень понравился, а Рубина нет. В программе Слесарева мне очень понравилось произведение Мусоргского «Картинки с выставки». Особенно вторая картинка, «Старый замок». Очень красиво.

Кажется, начинаю ревновать. В среду Великий, Монахова, Надя и Вася идут в кино. Я бы тоже пошла, но нельзя. Это делается не для удовольствия, а для того чтобы познакомить Монахову с Димой Великим. Потом они вчетвером пойдут на ипподром. Ну как же мне не ревновать? Я понимаю, что это отвратительно, но я не могу управлять своими чувствами. Ну ничего, сегодня мне Вася тоже еще позвонит, и я во время разговора еще не раз поцелую телефонную трубку.

5 апреля

Я уже писала, что ребята в среду пойдут в кино. В «Россию». Все так сложно и путано.

Сейчас у меня такое грустное настроение, потому что я никак не могу дождаться Его звонка. Мне поминутно кажется, что все кончено. Мне кажется, я даже уверена, что я для Него все могу сделать. Пусть только попросит, но Он почему-то не делает этого.

Он мне нежно говорит, что я странная или я смешная, но это еще ничего не значит. И ску… и гру…, и некому ру…

А тут еще в голову лезут грустные песни. Девчонки сегодня пели в школе «Я тебя не люблю», «Колокола» и др.

6 апреля

Утром я испытывала огромное наслаж­дение в течение минут пятнадцати. Конечно, все то же. Он мне позвонил. Рассказывал, что был на дне рожденья у Великого, как он там танцевал с разными девочками. Можно подумать, что он говорил все это специально, чтоб помучить меня.

У меня опять возникают короткие надежды. Сегодня он мне говорит: «Хо­чешь пойти в среду в кино?» Я вспомнила, что в среду намечается такая встреча, и сказала: «Нет». «А куда ты хочешь пойти?» — «Я много куда хочу. Вот, например, я хочу пойти в Большой театр на «Лебединое озеро», в Театр сати­ры, во Дворец съездов на «Риголетто», в Малый на «Comedie Française» и еще много куда». — «Ну что ж, некоторые твои желания я могу исполнить. Например, «Риголетто».

И Он мне обещал, что постарается достать билеты. «Риголетто» — это, ко­нечно, потрясающая, гениальная опера, но, в общем-то, мне на нее плевать, а то, что он так относится к моим желаниям, — это очень и очень приятно. Вполне вероятно, что все это фикция.

7 апреля

Сегодня был первый учебный день новой недели. Он прошел вполне удачно. Хотя нужно сделать большую оговорку. Сейчас только половина четвертого. Позвонил Он, мы трепались, и Он мне сказал (к слову пришлось), что мое умственное развитие — на уровне шестого класса.

8 апреля

Я не знаю. В принципе, надо все кончать, но я не могу. Мне легче унизиться перед ним, услышав, что он сам скажет, что надо кончать, чем самой все порвать. Это ужасно, но я все равно буду ждать последнего момента.

9 апреля

Надя мне сказала, что Мона собирается Его соблазнять. Я не знаю, правильно ли я думаю или нет, но, по-моему, так: если он меня любит, то никакая Мона его не соблазнит, а если не любит, то заставить Его любить нельзя, и ничего не поможет. Если Его не соблазнит Мона, соблазнит кто-нибудь еще.

Пропасть между нами становится все шире и шире, и сейчас, когда я вспоминаю, что между нами не было не только пропасти, но даже канавки, а была тонкая ниточка, которую надо было мгновенно перервать, сказав ему, что он меня любит, мне становится странно.

10 апреля

Он мне не позвонил. В школе мне девоч­ки сказали, что они звонили Ему. Они надеялись, что Он будет извиняться, а он оправдывался. Сказал, что у них было комсомольское собрание и они не могли никак уйти. Я не знаю. Это правдоподобно, но я в это не очень верю, так как, по-моему, о комсомольском собрании объявляют за несколько дней. Хотя, может быть, я неправа. Я не могу больше.

Ну почему Он мне не позвонил вчера? Можно подумать, что ему очень трудно набрать семь цифр. Для меня каждая минута телефонного разговора — такое ­удовольствие, не говоря уже о встречах. Я чувствую, что могу побежать за ним куда угодно. Прямо сейчас встать и побежать. Можно прямо до его дома без остановки.

29 июня

Занятия в школе окончились (слава богу). 7 июня мама, Машка и я уехали в Эстонию, в маленький городок Эльву. Здесь очень хорошо, но тоскливо. Конечно, без Него. Самое страшное, что мы даже не попрощались.

25 июля

Опять я долго ничего не писала. Но летом я не рассчитывала писать чаще. Сегодня утром я проснулась такой счастливой. На это были две причины одного и того же характера.

1. Вчера мы с мамой ездили в Валгу. Основной целью нашей поездки была покупка хлебниц. Красивая штучка. Мама ей заболела, и нам очень хотелось их купить. Приходили в магазин — хлебницы кончились. Мы так огорчились. Продавщице стало нас жалко, и она нам посоветовала сходить в другой. Я была уверена, что их нет, но, когда мы подхо­дили к магазину, я загадала: если хлеб­ницы есть, Он меня любит. Если нет, то не любит. И вдруг оказалось, что хлебницы есть. Я обрадовалась как малень­кий ребенок.

Теперь второе. Еще года два тому назад Ленка Прупис рассказала мне, что в четверг вечером, когда ты уже засыпаешь, надо про себя несколько раз повторить: «С четверга на пятницу, когда солнце закатится, приснись тот, кто меня любит». Вчера был четверг. Я вечером все время это твердила. И мне приснился Он!!! Правда, мало.

Светлана Савицкая, 12 лет

2 октября 1971 года

Здравствуй, дорогой, милый Сережик (так называется дневник за его серую обложку. — БГ)!

Не верится, но сегодня уже 2 октября. Время пролетело быстро-быстро. Сегод­ня уже схватила первую пару по алгебре. Значит, в четверти уже пятерки не будет. Хожу заниматься в кружок пчеловодст­ва. Работаю на пасеке и, конечно, рисую. В художке все, кажется, в порядке. По­следний урок я прогуляла. В понедельник жду взбучки от учителя. Еще одна неприятная новость. Наша Екатерина Ивановна проболела тяжело все лето, ей продлили отпуск, поэтому она не ходит в школу. В школе ходят слухи, что у нее рак поджелудочной железы, но я стараюсь думать, что это неправда.

Я в последнее время испортилась, стала какой-то нервной, нагловатой (даже наг­лой). Я очень боюсь, что Екатерина Ивановна станет ко мне плохо относиться.

19 октября

Милый Сережик!

Сегодня день и несчастный, и счастливый, со слезами и со смехом. Сегодня меня попросили дежурить, и, так как класс некому было убирать, я согласилась. Дежурили мы с Ленкой, моей соседкой по парте и хорошей старой подругой. Мы взяли ведро, щетку, тряпку и зашли в класс. Лена вдруг стала, облокотилась на парту и уставилась на стенд, висящий на стене. Входя в класс, она не закрыла двери. Сочинения, висевшие на стене, затрепетали на сквозняке. Я попросила Лену закрыть дверь, но — ноль внимания. Я попросила еще раз, в ответ на мою просьбу она запела нашу отрядную песню. Такие штучки у Лены часто бывают, и я к ним привыкла, но сегодня я не вы­держала. Я подошла к двери и со всего размаху захлопнула ее, так что стекла в окнах задребезжали. Живот заныл, ­голова закружилась, наверно, от нервов. Я решила выдержать характер. Я взяла щетку и стала подметать проход между рядами. Лена, постояв около стенда, взяла тряпку и стала вытирать доску. Я стала поднимать скамейки и ставить их на парты. Все это время Лена вытирала доску и раз шесть выходила не закрыв дверь, и мусор, который я выметала, летел в разные стороны, и каждый раз я выходила и за ней закрывала двери. Лена попыталась со мной заговорить, но на каждое слово я ей отвечала отрядной песней. Так мы убиралась, «поя песни» и играя в «закрывания и открывание дверей». Наконец я не выдержала и на чистой части доски написала: «Я не подонок, чтобы каждый раз закрывать за тобой дверь». Лена засмеялась и хотела сгладить все прошедшее. Но я сделала суровое лицо и еще сильнее, уже насильно, заставила себя вскипеть. Так мы молчали, и на каждую Ленину просьбу, на каждый вопрос я все время запевала нашу отрядную песню. Мы кончили дежурство и пошли домой. Ленка попыталась со мной заговорить, и, как мне ни было жалко ни ее, ни себя, я отрезала все концы. Наконец Лена не выдержала и, закричав: «Ты хочешь, чтоб мы с тобой серьезно поссорились?!?!?!», — заплакала. Мне было ее ужасно жалко, сердце сжималось, мне вдруг тоже захотелось заплакать, я чувствовала свою вину перед ней, но… я, собрав силы, вдруг нахально запела отрядную песню.

Мы проходили мимо лотка с мороженым. Я мороженого не ем, а Ленке решила купить. Я купила ее любимый рожок. За то время, что я стояла в очереди, Лена ушла вперед. Я ее догнала на Садовом кольце и протянула мороженое. Но Ленка мне в ответ… запела отрядную песню. Я стала считать, а Лена пела. Досчитав до пяти, я размахнулась, и мороженое полетело по скользкой мостовой навстречу машинам. Я побежала, не оглядываясь назад. Мне необходимо было выплакаться, но слезы застыли внутри, в душе, и не хотели вылезать наружу. Я приехала домой, вошла в пустую квартиру и во весь голос запела отрядную песню: «Я песней, как ветром, наполню страну/О том, как товарищ пошел на войну»… Брызнули слезы. Я смеялась и плакала; громко-громко. Наконец, сжав зубы и крепко-крепко закрыв глаза, так, что больно было, я уткнулась в подушку.

19 сентября 1972 года

Прочитала «Горе от ума». Вообще, мне понравилось, но еще не совсем разобралась в образе Софьи. Мама говорит, что, когда она прочитала «Горе от ума», Софья ей очень не понравилась. А у меня, наоборот, возникло положительное отношение к ней.

Екатерина Ивановна все-таки ушла от нас совсем. Русский и литературу у нас ведет Татьяна Александровна. Все, что я могла бы сказать о Т.А., — все хорошее. И я думаю, что уход Е.И. даже к лучшему приведет, но все-таки грустно и по-чужому.

25 ноября

Меня сегодня всю ночь, да и день тоже, мучал один вопрос. Будто я стою в воротах школы. Налево идет Т.А., направо — Е.И.! А я не знаю, куда мне идти… Не могу решиться… Весь день я охвачена ужасом… Ночью еле заснула… Дело в том, что я так и не знаю, куда бы я пошла… В данную секунду, наверное, бы… нет!.. не знаю… Очень грустно думается о (нет, не Е.И., а просто —) Катьке…. В общем, пока для меня мой «ужасный вопрос» неразрешим все-таки.

27 января 1973 года

Вот. Сегодня я наконец напилась. Без воды невозможна жизнь. Так и я без Вас не могу, как человек — без воды. Я рада, что была у Вас не с кем-то, а с Иркой. Она меня поняла. Хотя мне хотелось говорить наедине (фу! эгоистка!). Как хорошо, когда ты кому-то нужен. Мне приятно думать, что Вы нам были рады. По-другому я думать просто не хочу и не могу.

Вот у Вас есть Петя, у Вас есть какие-то знакомые, но мне всегда кажется, что Вы одиноки. Вы не хотели сказать, когда у Вас день рождения. Наверное, так надо. Уж слишком много я хочу. И еще мне, кажется, навсегда запомнятся бутерброды с колбасой (неумело сделанные Петей и очень толстые), чай и… и глаза. Интересно, что у Вас позади. Давно интересно… Может быть, то же, что и у Юливанны из «Беглеца» Николая Дубова. Вы боитесь, как мы пойдем вечером по темноте домой… — Что это? — Прошлое Ваше или просто прием нас выгнать?

Сегодняшний день упрятал глубоко любимые глаза Т.А.

30 января

Я Т.А. уважаю, а люблю я только ее глаза, когда они не злые и не ехидные. В ее отношении ко мне я окончательно разобралась. Она относится ко мне как к ребенку, со снисходительной нежностью. Мне это неприятно. Я согласна с тем, что меня можно ненавидеть, не любить, не уважать, но я вовсе не могу вызывать нежность, снисходительное отношение и даже желание покровительствовать. Сейчас, к сожалению, Т.А. относится ко мне именно так.

28 марта

Я очень много думаю, что я предала Катьку… Нет. Я поняла… Очень редкий человек может всю свою жизнь верно любить другого человека. Это закон жизни: все уходит, новое приходит. И, к сожалению, с этим приходится смириться. Пять лет я любила Катьку, пять лет я буду с ужасом думать, что теперь я уже ее не люблю, а потом… потом останется очень теплая и светлая память о ней… Может быть, такое будет и с Т.А. Т.А. очень верно сказала: «Когда любви нет, взять ее неоткуда». Я знаю, что смирюсь, но пока еще не смирилась. Я очень много написала о какой-то любви. А что такое любовь? Я знаю, но сказать не умею. Любовь бывает разная, но не существует ни одного человека без любви, ибо этим он и отличается от животного. Любовь всегда ищет взаимности.

С Вашей стороны она невозможна. Какая зрелая женщина, даже очень эмоциональная и интересная, может полюбить девчонку? Что касается меня, то я смело могу утверждать, что нет на свете любви сильнее, чем любовь женщины к женщине, ибо эта любовь основана только на глубоких эмоциях и нравственных началах людей.

1987

Туся Ким, 14 лет

9 января 1987 года

Утром разбудил телефонный звонок Алешки. Хотел поговорить. Приехал. Вопрос: «Тебе со мной трудно?» — «Да». — «Почему?» Почему мне с ним трудно? Первая причина, которую я сначала ставила на последнее место, — он слабее меня, слабее морально.

Были с братьями в кино. «Репетиция оркестра». Страшный фильм. Хороший.

10 января

Алешка достал билеты на «Легко ли быть молодым?». Неужели эта забота искренняя? Нет, я хочу ему верить, я обязана ему верить. Но… А сама-то, сама! Я не могу ему лгать. Но в последнее время ложь и злоба стали моими постоянными спутниками. Почему же? Неужели дошло до того, что я не замечаю, когда лгу? А цель? Есть?

Разговор с родителями. Вопрос: «Почему ты ничего не делаешь? А что ты хочешь де­лать?» А ничего не хочу. Пока не хочу. Пока мне нужны мои личные отношения. А нужны ли? А почему я сама не могу ответить на свои вопросы? Не могу или не хочу?!

Сто тысяч «почему». Холодно. Нужна любовь, горячая, пламенная. Чушь. Я замерзаю от самой себя. Выпендреж? Что за год будет? Люблю ли я его?

Вчера ездили в Измайлово. Очень там здорово. Купили двух животных на ниточках, мышь из меха, мне красные уши к красным сапогам, очень красивое кольцо с росписью из перламутра.


Дневник Светы Савицкой, 14 лет, 1973 год

Крупнее

11 января

Утро. Ярко-багровое солнце. Когда я лежала в больнице, то очень любила смотреть на восход. Уходила в угол ординаторской и смотрела. Это божественная красота. Почему-то мне не доводилось видеть картин с восходом. С закатом — сколько угодно, а с восходом — нет. Это слишком красиво, а красивое всегда труднодоступно. А почему?

Вот опять думаю, что я утром и я вечером — два разных человека. И знаю наверняка. Если сейчас прочту вчерашнюю запись — порву ее и брошу. А вечером буду жалеть. Поэтому ничего не читаю вторично. Бумага все стерпит!

Говорила с Алешей.

Вопрос: «Грубо говоря, если бы мы сейчас были взрослые, ты бы женился на мне?» — «Да». Молчание. «И взял бы такой, какая я есть?» — «Да». — «Со всеми моими страстями, ложью?» — «Да». Вопрос (он): «Почему ты мне не веришь?» Я ведь не знаю. Так и сказала. Он признал свою слабость. И это уже дело. Он хочет, чтобы я помогла ему стать сильным. Я тоже этого хочу, но не могу…

Я как Наташа Ростова с князем Андреем. Появится ли потом Анатоль Курагин? И все сначала?

Я люблю его. И чувство странное. Спокойное. Но… Он должен стать сильнее!!!

12 января

Утром проснулась со странным чувством. Не хочу о нем говорить. Первый день в школе. Холод собачий. Почему-то тревожно. Весь 11-й «А» на месте. Кажется, у Гоши все прошло. Это хорошо. Х., К., Ст., Б… Все они… Не нужны.

Очень увлеклась The Beatles, слушаю — не устаю.

Love, love me do.

You know I love you,

I always be true,

So, please, love me do!

Потрясающе, а?

Теперь начали мучить другие вопросы. О Сашке Б. Что с ним случилось? Гоша говорит, возомнил из себя и на все наплевал. Почему?

Я всегда говорила и себе и другим, что Саша маленький. А теперь вдруг поду­мала: так ли это? Вдруг он действительно повзрослел, да настолько, что вывел для себя какие-то принципы, убеждения в чем-то очень большом и важном? Может, и так. Чужая душа — потемки.

Е.Ф. решила, что в нашем «уголовном деле» без нее не обойтись. Вчера она звонила Алеше и говорила с ним туманными намеками. Смысл: не мешаете ли вы друг другу? Что ж, может, ей взбредет в голову еще и очную ставку делать? Боюсь, с нее станется. Просто я ненавижу, когда пытаются влезть в мои дела с советами, пусть даже искренними, разберусь в своих грехах сама, уж будьте уверены.

Уж такая привычка. Не всегда говорю даже с мамой. Думаю, настала пора выйти из личной жизни. Андрюша Х. Еще одни потемки, хотя сегодня (опять же тьфу-тьфу) было хорошо. И вообще, ну их всех далеко-о…

Еще решила сделать приписочку. Вот до этого записи были все об А. Сейчас их нет. Почему? Объясняю. Надо говорить себе правду. Я НЕ люблю его. Не то чтобы разочаровалась, а просто из чувства солидарности… Или же скуки.

Это серьезно. Глупая дурочка. Надо послать это Тане, пусть посмеется.

16 января

День был малек кривой. Но несколько приятных событий. На чуть-чуть (тьфу-тьфу) оттаял Саша. Прояснилось ясное солнышко. У него плохо дома, теперь отчасти все ясно… Он чуть оттаял, раскрылся. Я-то боялась, что он навсегда потерян для… чего? Для общества? Или… для меня? Эгоизм.

Заигрывания с Н.Н. — солнышко, симпатичный, но с изюминкой…

Правильно ли? Все писала об Алеше, а теперь… Как бы не остаться мне совсем одной… Весь день сидела дома с Женькой. Женька переписывала у меня Высоцкого.

Вот уже неделя, как я веду записи. Сколько мыслей сменилось, сколько переживаний было, сомнений, разговоров. Хватит мыслей. Хватит пока.

19 января

В субботу 17-го сняли нас с Гошей с геометрии. Поехали мы в 22-ю школу. После долгих страхов, переживаний и воплей наша школа выиграла со счетом 6:4, причем наша команда 5—8-х классов выиграла 4 книги и начала играть на вопросах старших. Радость победы пошли обмывать в кафе-мороженое, но я не пошла.

Вечером сидели у Тани В., делали этот проклятый фартук, не сделали (лишь отчасти). Говорили. Окончательно убе­дилась в том, что она соскучилась по мне. Хороший разговор был. Я довольна. У них с Колей все совершилось. Наконец-то! Дождалась. Но у нее (смех и слезы) тот же вопрос, что и у меня. Любит ли она его или нет? Вот и мучается. Пусть, давно пора.

Какие дела на сегодняшний день? Перепись тетради по труду и начать перепи­сывать topics. В пятницу 23-го постарею на целый год! Нда-а, возраст. Еще Женьке кассету переписать… Жуть!

Что делать с А.? Оставить как есть? Но это несправедливо. Мне иногда кажется, что он уже охладел малек. Это, с одной стороны, хорошо, а с другой, чисто женской, мерзяк. Обидно. Но, Наташенька, у тебя еще все впереди, терпи.

Да, инцидент. Вчера А. спрашивал:

— Хочешь пойти на «Мой друг Иван Лапшин»?

— Хочу. Когда?

— Когда хочешь. Можно завтра.

— Давай.

— Будет.

А я и забыла. Вот он сейчас звонил. А я отказалась. Почему? Не знаю. Мне с ним скучно? Не думаю. Просто не всегда есть тема.

Какая жуткая штука любовь. Ужас. Она, подобно волшебной палочке, делает с людьми всевозможные вещи. Что она делала со мной, с Таней, с Алешей, с Колей? Боже мой, боже мой! Что бы мы делали, если б не было любви? Какая скука, ужас, мразь. Чем бы заменилась любовь? Ложью? Какая чушь. Господи, что же это? Почему, зачем? Мне нужно сейчас полюбить кого-то. Не могу. Нет уже этого. Взрослею. Еще четыре года. Жди…


Дневник Ани Маргулис, 14 лет, 1995 год

Крупнее

15 января

Аня Маргулис, 14 лет

7 июля 1995 года

Я хочу быть как Вик (героиня фильма «Бум» в исполнении Софи Марсо. — БГ). Я смотрю в зеркало, и мне кажется, что я уродина. Я прыщавая, с ужасной при­ческой и обгорелым носом. Я никому не нравлюсь, и у меня нет парня. А она… Я хочу, нет, я мечтаю быть как она. Ну почему я не такая? О, был бы у меня такой парень, как этот Филипп. Я так хочу любви. Если в этом году мне повезет в этом смысле, то я умру от счастья. Хочу любви!

8 июля

Я совсем забыла Игоря. Из парней по внешности я никого не помню, кроме Кирилла. Наши мальчики действитель­но какие-то животные. Кроме форм, их ничего не интересует. А что будет в следующем (в этом) году? Останутся ли они такими же? Надеюсь, что нет. Безуслов­но, умней в смысле любви они не станут, но старшие классы? Будут ли они с нами общаться? А собственно, почему бы и нет? Чем мы хуже какой-нибудь Лейлы или Юли? Разве что мы с ними не будем спать. Я совершенно их не понимаю. Неужели им главное в девушке то, чтобы она была симпатичной и спала бы с ними? Во всяком случае я ни с кем из них спать не со­бираюсь (и вообще ни с кем). По крайней мере эти два года. Мне кажется, рановато. Потом еще, чего доброго, будет какой-нибудь стресс, СПИД, сифилис или еще чего-нибудь подобное, о чем все говорят, пишут и читают. В принципе, физически я к этому готова и созрела для секса, но вот морально я еще ребенок. Но мне так хочется, чтобы у меня был парень! Как у Вик!!!!!

14 августа

Я влюбилась в Себастьяна (герой сериала «Элен и ребята». — БГ)!!! Он мне приснился, и мы с ним целовались. Он покусывал мне губы и так впивался мне в губы, что было больно, но так здорово! Я хочу, чтобы он снился мне каждую ночь. А еще я влюбилась в Андрея Миронова. Себастьян и Миронов слились в одно целое, и это целое я люблю. В этом году я не буду комплексовать. Если мне кто-то понравится, буду его кадрить. Хоть бы мне приснилось это целое. Надо придумать его название. Люблю! Как это здорово! Ведь во сне он тоже меня любит. Прекрасно.

2 октября

Вчера ездили в Бородино. Господи! Люблю! Тысяча раз, и все опять он! Я не знаю, как это объяснить, но я люблю Игоря. Ну, расскажу все по порядку. Прихожу я к кассам на «Филях». Вижу, Сашка и 8-й «В». Я чуть в обморок не упала. Потом пришла Катя Супова, потом Нюша, потом Нюрыч, потом Кирилл, потом Игорь и Макс, потом Билибинский и Кодарев и Самохин. Мы сели с Тамарой и Эдиком и 8-м «В», а они отдельно. Ну, сама понимаешь, как обидно. На остановке Нюрыч решила подойти к ним. Мы вошли в их вагон. А они даже не отреагировали. Потом пошли на Бородинское поле. Игорь иногда что-то говорил нам. А Нюрыч шла с Нюшей и Катей. Мы шли с Сашкой и говорили о 9-м «А» и о парнях вообще. Пришли на поле. Когда мы шли к музею, Сашка предложила Игорю и Максу колы, и мы разговорились. Шли и говорили, как нам плохо и холодно. Потом пришли в музей. Ну к этому моменту он мне уже очень сильно понравился. В музее ходили с Сашкой. Кстати, Сашка сказала, что он долго на меня смотрел. Я ЛЮБЛЮ ЕГО. МНЕ ТАК КАЖЕТСЯ. А МОЖЕТ, ТОЛЬКО ХОЧУ. В СМЫСЛЕ ЗАНИМАТЬСЯ С НИМ ЛЮБОВЬЮ. Я ДУМАЮ, МОГЛА БЫ Я ЕМУ ОТДАТЬСЯ? ВОТ Я ДУМАЮ — МОГЛА БЫ. А ВДРУГ Я ЕГО НЕ ЛЮБЛЮ? ТАКОЙ ВАРИАНТ НЕ ИСКЛЮЧЕН, Я СОВЕРШЕННО НЕ МОГУ РАЗОБРАТЬСЯ В СВОИХ ЧУВСТВАХ.

Дальше мы пришли (вернее, когда мы шли к костру). Игорь долго с нами говорил. На обратном пути мы шли с Катей и Ню­шей. Сели вместе с ними в вагон. Встали за спинами у Макса, Кирилла, Кодарева. Потом они нам предложили сесть к ним на колени. Нюша с Билибинским, Катя с Игорем (когда увидела, чуть не умерла), Нюрыч с Кириллом, я с Максом, Саша с этим уродом Кодаревым. Мы играли в мафию, а потом пошли на Поклонку. Пили «Монастырку» и портвейн. Играли в кис-мяу. Целовалась с Игорем и Максом. Игорь носил на руках. На прощанье тоже целовалась с Игорем и Максом в щечку. ХОЧУ ИГОРЯ!

9 октября

Я сама не знаю, кто мне нравится. Вообще по-настоящему никто. Я точно знаю, что не люблю Игоря. Игорь — это так, от не­чего делать. Я просто придумала себе картинку, сказку, что-то вроде идеала и приписала все это Игорю, потому что меня привлекла его внешность. На самом деле я его только хочу, но ничего больше. И с Беловым то же самое. Макс просто очень симпатичный. Так что мне никто не нравится, а тем более я никого не люблю. Сегодня какие-то идиоты написали в актовом зале: «ДЕВЧОНКИ 9-го «В» — ШЛЮХИ». Не знаю, какому кретину пришло это в голову.

16 октября

Мне нравится Белов. На Игоря даже внимания не обращаю. В обломе. Сегодня он на перемене стоял около 45-го и разговаривал с Гурьевой. Меня это даже не задело. Делаем выводы: нет ревности, значит, нет любви. А Белов?! Меня ведь тоже мало волнует, что у него с кем-то. Сегодня он взял у меня в долг 5 тысяч на Ростов. Так что, можно считать, он едет благода­ря мне. Попил у меня «Фанты». И все. Мне этого мало! Он даже никак не продолжает знакомство. Сволочь. Я так хочу ему больше чем нравиться. Было бы так здорово, если бы Белов в меня влюбился. Он такой лапочка. Кстати, очень даже симпатичный. Мне никто, кроме него, не может нравиться. Игорь нуль.

17 октября

Сегодня мы с Сашкой решили убирать класс. Когда мы убирали, к нам подошел Белов, так долго на меня смотрел, а потом я сказала:

— Привет.

Он продолжает смотреть.

— А ты знаешь, что ты мне очень нравишься? Ты девушка моей мечты. Я еще приду к тебе.

И еще что-то в этом роде.

Потом мы с Беловым вместе шли от метро. Ах, как я хочу, чтобы у нас что-нибудь было.

27 октября

Белов — бяка. Мне плевать на него совершенно. Игорек — лапочка. Макс так себе. Билибинский классный. Сейчас мне нравится Игорь. Сегодня он поздоровался, попил моей «Фанты». А вчера, когда мы с Сашкой шли в магазин, он сидел на зеленом заборчике и смотрел на меня. Мне кажется, я ему немного нравлюсь. Ведь такое может быть. Ну хоть совсем капельку! Для меня было бы великое счастье с ним загулять. Но, к сожалению, это невозможно. Я совершенно не в его вкусе. Он любит раскрепощенных, свободных, простых девушек. А мне он нравится уже почти год — и никакого результата.

P.S. Сегодня с нами поздоровался Билибинский, и я ему сказала: «Привет, Алеш». Класс. Билибинский мне тоже очень нравится. Гусар! Он настоящий мужчина.

30 октября

В субботу была очень классная диска. Правда, на медляках меня никто не приглашал, но я сама проявила инициативу, не по­стеснялась! Пригласила Витю и Кирилла. С Игорем не танцевала. Он меня не интересует. Билибинский классный. Сашка танцевала с Максом. А еще я танцевала все быстрые, бесилась до упаду и прикалывалась над Сашедко. Мне кажется, я ему определенно нравлюсь. От Белова меня просто тошнит. Такой идиот!

1 ноября

Билибинский классный. Он сегодня подошел к нам с Сашкой, сказал, какие мы крутые девушки, и обнял. Сегодня Будакова отличилась. Такая… Начала кричать на весь школьный двор, что мы с Сашкой дауны. Со своим обкуренным придурком Ивановым, мелким и жирным, и с Мухиным, который ничем не лучше. Мы ужасно обиделись и ушли, а еще я крикнула что «ее» Билибинский ничем не лучше. Вдруг мы обернулись и увидели Макса и Игоря, смотрящих в нашу сторону. Я чуть не умерла. По телефону Сашка сказала, что Будакова перед ней извинилась и сказала, что потом М. и И. подошли и спросили, что они про них говорили. А передо мной Будакова не извинилась. Мне очень обидно. Она передо мной виновата больше, чем перед Сашей. Мне очень стыдно перед Игорем и Максом.

Господи, сделай так, чтобы она извинилась. Мне так обидно.

2 ноября

Сегодня был почти хороший день. На перемене я бегала за Билибинским и кидалась в него снегом. Потом в снеж­ки начала играть вся школа. Я побежала за Кириллом, чтобы запульнуть в него снежком, а меня схватил Белов и не пус­кал. Я вырвалась и убежала. Потом я бегала за Николенко, и он накормил меня снегом. Потом Белов опять начал отбирать у меня снежок, а я растерла ему снег по лицу и сказала, что хочу убить. В об­щем, было очень весело. После уроков мы с Сашкой пошли погулять, а когда возвращались, встретили Билибинского с парнями из 11-го «В», которые садились на 39-й. Мы побежали туда и сделали вид, что только что их заметили. Потом поехали ко мне.

Я очень боюсь, что Саша перестанет со мной дружить и опять сойдется с Воробьевой и с Катей. Они и так меня не переваривают. Катя все время капает Саше на мозги по моему адресу. Очень неприятно. Мне кажется, что насчет Билибинского это несерьезно. Так, от делать нечего. Скоро придет время, и я по-настоящему полюблю. Уже очень скоро что-то будет. Я это предчувствую. Пора. Я понимаю, что хочу любви с мужчиной.

25 дек

Категория: МОЙ ГОРОД, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ | Просмотров: 782 | Добавил: manyunya | Теги: дневники школьниц | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
| Главная |
| Регистрация |
| Вход |
Меню сайта
STARS: ИЗВЕСТНЫЕ ЛЮДИ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ПЕРСОНАЖИ [8]
МОЙ ГОРОД, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ [9]
СЕКС И ОТНОШЕНИЯ... [2]
AVTOLADY [13]
НАШЕ ЖЕНСКОЕ ЗДОРОВЬЕ [4]
BUSINESS LADY [10]
КЛУБЫ, ТУСОВКИ [2]
КУЛИНАРНАЯ ЭСТЕТИКА [7]
SPORT & FITNESS [3]
DIET ИЛИ СТРОЙНАЯ И ЖЕЛАННАЯ! [8]
ХОББИ [1]
ОБРАЗОВАНИЕ И КАРЬЕРА [2]
БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ [1]
СПОРТИВНЫЕ НОВОСТИ [2]
ЭТИ ДЕТИ! [1]
ХОРОШЕЕ ДЕЛО БРАКОМ НЕ НАЗОВУТ :) [0]
STYLE [1]
ТУРИЗМ И ОТДЫХ [0]
СОВЕТЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОМУ БЛОГГЕРУ [2]
ШОППИНГ [11]
Наш опрос
Кто такая стерва?
Всего ответов: 35
Календарь
«  Март 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Архив записей
Друзья сайта
Copyright MyCorp © 2017